Войти   Регистрация

Дроновские сотни миллионов

Инвестиционный климат и доходы промышленных генералов

Четверть века миноритарным акционерам Туламашзавода, одного из самых крупных акционерных обществ Тульской области почти ничего не выплачивали по полученным при приватизации акциям. В начале прошлого года контроль над Туламашзаводом получил государственный Ростех, но отношение к миноритариям не изменилось в лучшую сторону.

Новый собственник лишь помог откэшиться топ-менеджерам, выкупив у них акции на сотни миллионов рублей.

После обнародования сведений о доходах тульских депутатов за 2017 год практически все областные СМИ отметили доход в сумме 325 млн рублей, который получил генеральный директор АО «Акционерная Компания «Туламашзавод» Евгений Анатольевич Дронов (на фото). В СМИ не указали причину такого существенного дохода, что дало повод некоторым комментаторам заподозрить генерального директора в получении огромных зарплат в размере двадцати с лишним миллионов рублей в месяц. На самом деле, причина, конечно, не в зарплате, которая, вероятно, и не такая уж большая по сравнению с зарплатами ошалевших от безнаказанности банкиров и прочих «эффективных менеджеров».

Настоящая причина роста благосостояния у Евгения Дронова была известна еще в начале прошлого года. Генеральный директор продал принадлежавшие ему акции акционерной компании «Туламашзавод» (далее – Туламашзавод), о чем акционерное общество добросовестно известило в сообщении об изменении размера доли участия члена органа управления эмитента в его уставном капитале:

Итак, размер доли принадлежавших Е.Дронову обыкновенных акций был 2,13%. Учитывая общее количество обыкновенных акций (2 487 348 400 штук), генеральный директор продал в начале 2017 года около 53 миллионов обыкновенных акций.

По какой цене?

Не секрет, что в конце 2016 года одна из дочерних компаний Туламашзавода скупала у работников обыкновенные акции по цене 4 рубля за акцию. Даже по этой цене пакет акций Е.Дронова тянет на 212 млн рублей, хотя более вероятно, что для сравнительно крупного пакета акций (всё же более 2%) цена одной акции могла быть установлена выше 4-х рублей, к тому же, это был не простой продавец.

Так что в основном высокий доход Е.Дронова за 2017 год объясняется продажей принадлежавших ему акций. Конечно, это доход, недостижимый для подавляющего большинства граждан, но для руководителей крупных предприятий не так уж и вызывающ, особенно если разложить разовый доход от акций на годы работы. Тем более, не только генеральному директору Туламашзавода привалило много денег, другим руководителям предприятия тоже хорошо заплатили.

А что же остальные 13 с лишним тысяч миноритарных акционеров, их-то вознаградили за то, что четверть века практически ничего не получали по акциям?

Но сначала давайте немного вспомним постсоветскую историю Туламашзавода:

С ноября 1992 г. государственное предприятие Тульский машиностроительный завод им. Рябикова было преобразовано в акционерное общество  «АК «Туламашзавод». Акционерами стали более 20 тысяч работников Туламашзавода, в т.ч. и бывших.

Непростые времена тогда были, речь шла о выживании предприятия, поэтому было не до дивидендов, хотя небольшие дивиденды, судя по сохранившейся отчетности, иногда выплачивали.

Чтобы контроль над предприятием не захватили солдаты НАТО злые москвичи, мечтающие развалить предприятие, руководство АО во главе с В. Усовым прибегло к распространенной схеме перекрестного владения.

Дочерние компании Туламашзавода («Акционер», «Туламашзаводинвест»), профинансированные материнской компанией, приобрели значительные пакеты акций Туламашзавода. Поэтому руководство Туламашзавода, полностью контролируя «дочек» через материнскую компанию, не только осуществляло функции наемного менеджмента, но и фактически обладало правами контролирующего собственника Туламашзавода.

Впрочем, в постсоветской истории имеются многочисленные примеры, когда руководство приватизированных предприятий без стеснения оформляло контрольные пакеты прямо на себя или на принадлежавшие руководителям фирмы. В нашем случае непосредственно в собственности у топ-менеджеров Туламашзавода находилось примерно по 1%-2% от общего количества обыкновенных акций. Так что с учетом внешних обстоятельств руководство Туламашзавода вело себя достаточно адекватно в корпоративных делах.

Да, небольшая доля акций Туламашзавода оставалась в госсобственности, но руководители предприятия, скорее всего, больше заботились об интересах государства, чем его официальные представители. Достаточно напомнить, что в течение нескольких лет государство в совете директоров представлял Андрей Бельянинов, широко известный оригинальным способом хранения денег в коробках из-под обуви.

Но вот прошли бандитские 90-е годы, прошли сытые 2000-е годы, а руководство Туламашзавода по-прежнему не вспоминало про интересы миноритарных акционеров, многие из которых отдали предприятию всю жизнь. Понятно, что руководители в какой-то степени и себя обделяли, не платя дивиденды, но у них всегда была возможность позаботиться о своем материальном благополучии за счет зарплат и других выплат от АО и дочерних компаний.

И вот в 2016 году гоcкорпорация «Ростех» наконец-то решила немного формализовать нахождение Туламашзавода в холдинге  АО «НПО «Высокоточные комплексы». На тот момент доля принадлежащих Ростеху обыкновенных акций Туламашзавода составляла всего 6.36%.

В самом начале 2017 года ПАО «Тульский оружейный завод», также входящее в холдинг «Высокоточные комплексы», приобрело около 20% обыкновенных акций Туламашзавода. А главное, после внеочередного собрания 16.01.2017 представители Ростеха стали контролировать совет директоров Туламашзавода, в котором из старых членов оставили только Е.Дронова и С.Казакова.

Новый собственник не пожалел денег на выкуп акций у топ-менеджеров Туламашзавода, повезло и тем акционерам, кто в конце 2016 года работал на предприятии, у них тоже выкупили акции. А что же с остальными акционерами-бывшими работниками Туламашзавода, коих насчитывается более 13 тысяч?

К сожалению, по отношению к миноритариям поведение представителей Ростеха ничем не отличается от поведения рейдеров из 90-х: не нужно тратить деньги на выкуп акций у миноритариев, которые уже ничего не решают, и не нужно платить им нормальные дивиденды, а прибыль можно выводить и другими способами, не делясь с миноритариями.

Сохранил Ростех и перекрестное владение, основанное на юридически сомнительных схемах, что в будущем может нанести существенный ущерб государству.

А вот какое справедливое распределение прибыли единогласно предлагает совет директоров Туламашзавода для утверждения на предстоящем 8 июня общем собрании акционеров:

Даже на благотворительную помощь выделяют 50 млн рублей, а на дивиденды для более 13 тысяч акционеров денег нет. И Евгений Дронов проголосовал за такое распределение, и бывший мэр-бессеребреник Сергей Казаков, который также как и Дронов удачно откэшился, продав более 19 миллионов обыкновенных акций в начале 2017 года.

Но при чем здесь инвестиционный климат в названии статьи, может спросить дотошный читатель.

И действительно, ни при чем: ни властям, ни «эффективным менеджерам» на самом деле нет нужды заботиться об инвестиционном климате, когда кредиты всегда дадут госбанки независимо от финансового состояния так называемых «инвесторов».

Впрочем, губернатор может еще попросить «эффективных менеджеров»… Нет, совсем не о соблюдении прав миноритариев, что важно для инвестиционного климата на тлетворном западе, но не у нас.

Губернатор может попросить о более важных вещах, например, о поддержке футбольного «Арсенала». А с этим у Туламашзавода всё обстоит замечательно: он фигурирует в числе спонсоров и партнеров футбольного «Арсенала», видимо от избытка свободных денег.


Оригинал записи

 

Комментарии

  1. АватарДаль

    Ну вот теперь хоть что-то понятно.
    А ведь раньше это называлось крысятничеством. А теперь, гляньте-ка, сколько красивых слов придумали — эффективные менеджеры, откэшились, акции и т.д.

    Но суть-то не поменялась.

  2. АватарИнтересно

    когда Казаков успел столько акций хапнуть? Это же он сотню лямов за них получил. А когда-то был комсомольским активистом)))

      1. АватарАноним

        Казаков не был похож на рвача. Возможно, когда стал мэром, тогда испортился. Откуда денег столько взял, чтобы 19 миллионов штук акций купить? И у кого скупал, неужели у мелких акционеров?

  3. АватарБыдло

    Собственно, только зарплата руководителя крупнейшего машзавода Тульской области — с премиями и пр. — 8-12 млн в год. С акциями — в первый и последний раз. Чего ж не воспользоваться? Человек почти полвека работает в оружейной сфере. И всего в двух местах — ТОЗ и Машзавод. Путь — от обычного мастера смены до первого лица. Ни одной ступеньки не пропустил.

    Если кто знает, что такое в советское время был цех №13 на ТОЗе, где он стал самым молодым начальником цеха завода — поводов для зависти «ноль». Эту должность не выдерживал почти никто. Ссылка и каторга. Устоял.

    И Машзавод переделал в начале нулевых. Создал почти два десятка самостоятельных предприятия под патронажем головной компании. И выбрались из убытков. Со всей России потом ездили учиться.

    Кстати, кто из «икс-пердов» по чужим деньгам знает: где, когда и с чьим участием был сделан первый опытный, но — действующий образец Панциря?

    А вы что для страны сделали?

    1. АватарVictor T

      Коллега, встречал как-то интервью с Дроновым. Да, вызывает уважение, не похож на блатного, прошел все ступеньки на заводе…
      Если Вы внимательно читали мою статью, в ней нет претензий к доходам Дронова. Я бы даже не стал упрекать его за мизерные дивиденды до продажи им своих акций, да и схемы перекрестного владения были осуществлены еще при Усове, Дронов, судя по биографии, тогда был техническим директором.

      В первую очередь, в статье претензии к государству, к государственным организациям и их представителям, которые по сути кидают миноритариев. Мелкие акционеры, конечно, не заслуживают сотен миллионов рублей, но почему бы просто не выкупить их акции, если всё равно не собираются добросовестно выплачивать доход на акции, а прибыль используют на любые другие цели.

      Но и Дронову следовало бы помнить о других акционерах, это же не какие-то биржевые спекулянты, а бывшие работники, получившие акции при приватизации, или их наследники. Поэтому его голосование по последнему распределению прибыли (после того, как сам откэшился), считаю постыдным.

        1. АватарVictor T

          Спасибо.
          Кстати, при всём моем критическом отношении к госкорпорациям я не ожидал, что так мутно реализован контроль над некоторыми предприятиями холдингов Ростеха. То ли «эффективные менеджеры» делают это специально, чтобы потом проще было вывести из Ростеха представляющие ценность активы, то ли просто плохо работают…

      1. АватарБыдло

        Согласен, Виктор. Обратите внимание, как долго Машзавод не хотел отдавать акции государству. Ибо не хотели отдавать завод столичным мажорным мальчикам. Теперь — заставили. Иначе — йок госзаказ.

        1. АватарVictor T

          Да, долго держались.
          Столичные мажоры, руководящие крупными промышленными предприятиями, не есть хорошо.

          Но справедливости ради, и до прихода «мажоров» существовавшая структура собственности Машзавода не способствовала тому, чтобы он стал по-настоящему эффективным.

          Конечно, все топ-менеджеры были заинтересованы, чтобы Машзавод поддерживался на плаву, но маловероятно, что все стремились сделать его эффективным. На мой взгляд, было бы лучше, если бы Машзавод контролировал кто-то один, например, Дронов, а не группа топ-менеджеров. Впрочем, теперь уже не важно…

          1. АватарБыдло

            Прежний директор — Усов — пытался внедрить немецкую модель «народного предприятия», когда акции сознательно «рассыпали» в десятки тысяч рук. Чтобы не скупили, не украли. Потребовалось семь лет. Скупили. Сначала менеджеры, потом — большие московские хапуги — у них. Теперь — все. Будут отжимать себе в карманы прибыль.

            1. АватарVictor T

              Очень интересно про Усова, никогда об этом не слышал. И главное, по реальным действиям не похоже, что Усов пытался внедрить модель «народного предприятия».
              Ведь был выбран первый вариант приватизации (коллективу 25% УК +…) вместо наиболее популярного и более подходящего для «народного предприятия» второго варианта, когда трудовой коллектив получал контрольный пакет акций (51%).

              1. АватарХХХ

                Второй вариант приватизации тоже не панацея…
                Никто не знал, что с ним делать, вы это все описали в статье, схема была такая же: несколько лет дивиденды не выплачивали, а потом предлагали продать акции, на что работяги охотно соглашались

                1. АватарVictor T

                  Я с Вами согласен, конечно, совсем не панацея…
                  Миноритарии-работники при любом варианте не были защищены от действий руководства.
                  Но выбор второго варианта приватизации был бы логичнее, если руководство действительно стремилось внедрить модель «народного предприятия».

                    1. АватарVictor T

                      Спасибо за Ваше мнение:)
                      Не сомневаюсь, что Ваши такие же бескомпромиссные оппоненты, считающие Усова и Дронова непогрешимыми героями, также недовольны статьей.
                      Только их претензии в том, что, мол, очерняю…

  4. Аватаряволь

    Миноритарий по умолчанию считается быдлом. Чего с ним разговаривать.

  5. АватарНе верю

    что в собственности у топ-менеджеров Туламашзавода находилось примерно по 1%-2% от общего количества обыкновенных акций. Как-то маловато.

    1. АватарVictor T

      В статье есть еще одно важное слово: НЕПОСРЕДСТВЕННО:
      «непосредственно в собственности у топ-менеджеров Туламашзавода находилось примерно по 1%-2%…».

      Но сколько еще акций топ-менеджеры считали своими в юрлицах, которые владели акциями Туламашзавода, мне неизвестно. Возможно, что выплаченные суммы в сотни миллионов рублей – лишь небольшая часть общей оплаты за передачу контроля над Туламашзаводом.

      Кстати, если просуммировать по 1%-2% у топов, тоже наберется прилично:
      У Боева была доля в 1,7%;
      У Самочкина – 1,8%;
      У Стаханова – 0,9%;
      У Филисова – 1,1%…

        1. АватарVictor T

          У Казакова непосредственно перед продажей было 0,77%. Это немного больше 19 миллионов обыкновенных акций.

          1. АватарАноним

            Где он сумел купить 19 миллионов штук акций? Неужели у мелких акционеров?

            1. АватарVictor T

              Это не было предметом исследования:)
              Но наверняка купил у какого-нибудь акционера-юрлица, вероятнее всего у какой-нибудь «дочки» Туламашзавода.

                1. АватарVictor T

                  Учитывая, что данный гражданин был членом совета директоров, следует поискать в сообщениях АО об изменении размера доли участия члена органа управления эмитента в его уставном капитале.
                  А потом попробовать поискать информацию об изменении долей юрлиц, которые являются дочерними или зависимыми…

                    1. АватарVictor T

                      Можно попробовать просмотреть ежеквартальные отчеты и там поискать изменение долей акционеров (если продавали именно те, кого обязательно указывают в ежеквартальных отчетах).

                      Можно поискать в сообщениях за тот период, когда увеличилась доля Казакова. Возможно есть сообщения об изменении долей юрлиц…

Добавить комментарий