Войти   Регистрация

Судья Игорь Пыленко: Надо жить и работать по закону

Такого человека даже в масштабах областного центра не заметить нельзя: недавно на должность председателя Тульского облсуда назначен Игорь Пыленко. Кандидат юридических наук, много лет преподавал в Новороссийской морской академии — профессор, начальник кафедры права, заслуженный юрист.

– Вы приехали в Тулу четыре месяца назад из Новороссийска, наверное, как-то уже осмотрелись, ваши впечатления?

– Город большой, коллектив большой, на мой взгляд, достаточно профессиональный. По штату должно быть 55 судей, фактически – 53. Умножайте еще как минимум на три и получите более 200 человек. Думаю, с этим же коллективом мы долго будем работать. К сожалению, ушли по собственному желанию бывший председатель суда Игорь Конорев и первый заместитель председателя Виктор Дроздов – пенсию выработали, может, решили заняться более спокойным делом.

– На одном из совещаний вы выразили обеспокоенность тем, что большинство тульских судей – женщины (к примеру, недавно среди рассмотренных кандидатур на должность федеральных судей было пять женщин и всего один мужчина). Означает ли это, что при квалификационных аттестациях вы будете отдавать предпочтение мужчинам?

– Конечно, нет. Кстати, сейчас много помощников судей-мужчин, которых рекомендовали на работу судьями: когда мы обсуждали последние рекомендации, там были только мужчины. А в том, что большинство судей – женщины, не вижу в этом ничего страшного. Женщины более усидчивы, более внимательные – это тоже важный фактор.

У мужчин немного другой уклад в голове, у женщины – более логичный уклад. Просто жалко женщин при тех нагрузках, которые, как я уже убедился, существуют у судей в Тульской области. Особенно в районных судах. Они делают огромную работу, и для женщины, которая должна еще и семьей заниматься (понимаю, что есть и феминистки), это тяжелый крест.

К примеру, у некоторых мировых судей нагрузки сверх всяких норм и возможностей, но человек работает. Да еще и в очень далеких от идеала условиях. Создать нормальные условия для работы мировых судей – проблема номер один. Она решается очень тяжело, и надо разбираться, почему такое происходит. Наверное, тем, кто ответственен за обеспечение мировых судей, надо больше работать (пока все вопросы очень долго решаются), и выстраивать свою деятельность совместно с судебным департаментом, областным судом. Сегодня же эта работа ведется почти изолировано, а это – никому не нужная оттяжка времени.

– Есть информация о трех тульских судьях, имена которых с негативным оттенком звучали в решениях Страсбургского суда …

– Мы сейчас как раз занимались этой проблемой: выясняли, кто принимал участие в тех судах, как это было. Соответствующие справки уже направили в вышестоящие органы. Могу сообщить, что ни один из тех, кто принимал участие в рассмотрении этих дел, не остался без наказания: есть люди, переведенные с одной должности на другую, есть те, кого рекомендовано уволить, есть получившие дисциплинарные взыскания. Эта работа была сделана еще до моего прихода сюда предыдущим руководством. Я считаю, что это действительно безобразие, когда гражданское дело, не представляющее особой сложности – о разделе домовладения и разделе земли – рассматривается с 1992 года. У меня в голове не укладывается: как такое могло быть?

– Игорь Павлович, у судьи опасная работа?

– У любого человека – и у судьи, и у прокурора, который наводит порядок, следит, чтобы не было злоупотреблений, могут быть проблемы. Мы сейчас к заседанию президиума готовим большое количество материалов по административным делам, решения по которым планируется отменить, потому что они приняты, на наш взгляд, без применения знаний закона.

Есть закон, который четко говорит: в каких случаях это можно делать, а в каких – нельзя. Но судья почему-то считает, что все равно можно. К сожалению, сейчас выявлены такие факты, и мы будем принимать по ним самые жесткие меры. Когда будет принято окончательное решение, мы проведем пресс-конференцию, и у вас будет возможность познакомиться с доводами судей: почему они принимали заведомо незаконные решения? Пока эти дела, а их несколько десятков, проверяются. Наверное, кому-то это не понравится. После этого, не исключено, тоже возникнут проблемы. Но если этого бояться, зачем тогда идти на эту работу? Это же касается всех уровней власти – всегда какая-то сторона недовольна. Если все время думать, что завтра тебе отмстят, то нервная система долго не выдержит такого режима. Надо просто жить и делать свое дело по закону. Вот и все.

– За время работы в Туле у вас уже сложилась репутация строгого и жесткого председателя. В том числе, это касается сроков рассмотрения дел. Так, в течение последнего полугодия еще во время судебного следствия были освобождены 146 человек, хотя и сейчас под стражей находится более 40 человек, которые уже более года ожидают приговора. Это ваша принципиальная позиция, следование международным нормам права или требование вышестоящих органов? И не пострадает ли, учитывая нагрузку на судей, при таком подходе качество рассмотрения дел?

– Во-первых, это не моя заслуга. Такая работа на должном уровне началась еще предыдущим руководством. Данная проблема в судебной системе была в свое время поднята Верховным судом РФ. Не секрет, многое катилось еще по старому: закон новый, а судьи принимали решение по старинке. Шли на уступки прокурору – брали людей под стражу, перестраховывались, поддавались на уговоры: мол, нельзя этого человека отпускать и т.д. Был проведен анализ, выявлены слабые места, в том числе, в судебной системе. Теперь начали эти слабые места устранять. В частности, стали более ответственно подходить к избранию меры пресечения в отношении несовершеннолетних. Что греха таить: есть родители, есть место жительства, ну куда он убежит, мальчишка? Боялись, что он может совершить еще какое-то преступление, а откуда такая уверенность, что он его совершит? Но ведь он – дите, и то, что он там, в камере, увидит, на мой взгляд, гораздо хуже. А так он поверит в справедливость, что суд на первый раз дает ему возможность остаться на свободе. Это оставит в душе совсем другой след. Так что говорить о том, что я в качестве председателя строже предшественника, не стоит. Это веяние времени.

– Как вы относитесь к освобождению под залог? В прошлом году в Тульской области было только два таких случая, да и то на предварительном следствии…

– К залогам отношусь положительно – это нормально. Мы будем эту практику расширять и внедрять во всех судах. Почему бы не брать залог за экономические преступления? Ясно, что человек на период следствия освобожден от занимаемой должности – ну и что он может сделать? Пусть платит залог – они же все сидят на шее у государства.

В принципе, сейчас я только вникаю в то, что происходит. У меня есть свой опыт работы в других регионах, есть Верховный суд, который дает свои рекомендации. Мы это все сопоставляем и принимаем решение. Посмотрим, как пройдет полугодие. Но уже и сейчас понятно, что столько условных мер наказания, сколько выносится у нас в Тульской области, на мой взгляд, недопустимо: условные сроки получает почти половина из всех, кого осудили. Я анализирую свою работу за 25 лет и скажу вам, что условная мера наказания, как правило, должна применяться только к несовершеннолетним (и то, по возможности, без штрафа), к инвалидам, пенсионерам, словом, к людям, которых нельзя привлечь к труду. Остальные должны платить или работать.

У меня всегда возникал вопрос: почему государство должно работать на этих людей, тратить столько денег? Следователь работает, судья работает – вся государственная машина на него работает, а он – ни копейки, ему дали «условно», и он гуляет. Почему трудоспособные люди не могут получить право работы?

Суд принял решение, что человек может быть исправлен без изоляции от общества. Так пусть работает на государство – заплатит эти проценты. Его же никто не лишает свободы, зато в этом случае возникает какое-то чувство ответственности – что просто так ничего не пройдет.

Законодатель сейчас установил еще несколько видов наказаний, в том числе обязательные работы. А почему нет? Почему человек, совершивший преступление, не должен убирать улицы города, если его действия портят имидж этого города? Пусть работает, пусть в казну деньги дает.

– Председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев во время визита в Тулу назвал не без иронии здание Тульского областного суда «музеем». Будет построено новое здание?

– Проект уже есть, он прошел все экспертизы. Это здание в старинном стиле, с колоннами. Это будет действительно Дворец правосудия. Таких судов в России будет только два, один из них – в Туле. Так что желание построить есть, деньги на строительство тоже есть – уже поступили, первичные переговоры с администрацией области прошли – там тоже идея очень нравится. Сейчас вместе с администрацией мы прорабатываем несколько вариантов перспективных площадок. Планируем построить здание в центре города, в историческом месте. Но и от старого тоже не откажемся – у нас большой дефицит площадей.

– Вы новый человек в Туле, как складываются отношения с областной властью, с силовиками?

– Нормально, находим понимание. С силовиками тоже хорошие рабочие отношения. Ведь практически все руководители силовых структур, как я, приехали в Тулу недавно. Все с большим опытом работы. Честно говоря, думал, что ко мне – новому человеку – будут относиться насторожено, долго будем раскачиваться, но все прошло достаточно гладко.