Войти   Регистрация

Мы сами растеряли нашу Победу

Придется воевать за нее снова

То увлекшись развенчанием культа Сталина, то боясь обидеть «братьев» и «союзников», мы не заметили, как шаг за шагом сдали свое главное достижение

Фото: Михаил Фролов

Помните замечательный советский фильм Бориса Барнета «Подвиг разведчика» с Павлом Кадочниковым в главной роли? Немецкий офицер поднимает бокал со словами:

— За победу!

— За нашу Победу! – уточняет наш, советский герой-разведчик, одетый в ненавистную вражью форму.

И темный зал кинотеатра взрывался аплодисментами. За нашу! – и все тут. Счастье – это не продовольственная корзина с верхом, оно слагается из многих элементов, духовных и материальных. В мироощущении моего поколения сознание того, что мы народ-победитель, было тем главным, что давало нам чувство счастья, а, точнее, как сказал поэт, «полный гордого доверия покой».

А что сегодня? Обложенная чуть ли не со всех сторон, как затравленный медведь, Россия вынуждена безуспешно доказывать «цивилизованному миру», что легендарная победа 1945-го – наша, что Гитлера повергли, водрузив флаг над рейхстагом, мы, а не американцы, не англичане, не французы и даже не поляки, мы – многонациональный СССР!

Нас в ответ, как шулеров, хлещут «Пактом Молотова-Риббентропа» по ушам. Или того хуже, бьют «канделябром Катыни» по голове. «Стойте! – возражаем мы, но ведь аналогичные договоры с Германией в ту пору заключили почти все европейские страны!» Однако объяснять нужно тем, кто заблуждается, а не тем, кто привык даром брать чужое.

«Да и с Катынью не так все просто… — бормочем вдогонку мы. — Многие серьезные историки убеждены, что польских офицеров убили фашисты…Есть доказательства…» «Какие еще доказательства? Вы же сами признались!» — отвечают нам. — Да еще извинились на государственном уровне!»

«Сами» — вот оно, ключевое слово. При Хрущеве сами ославили Сталина кровавым тираном, руководившим фронтами по школьному глобусу. Сами заговорили о преступной «внезапности» и «неготовности», о бессмысленном истреблении командных кадров, о «малой крови», обернувшейся жуткими жертвами. Сознаемся, пересмотр роли СССР во второй мировой войне начался именно с доклада Хрущева на 20-м съезде КПСС. Внутриполитические игры обернулись гигантским внешнеполитическим проигрышем.

А что разве не надо было? Надо, наверное. Но не так, иначе. Нельзя отказ от одной полуправды ради другой полуправды выдавать за поиск истины. Если говоришь об избиении кадров, не забудь о заговоре военных. И многое становится понятнее. А про то, что невозвратные потери действующей армии у нас и у немцев были почти одинаковые, я узнал только в 1990-е. Разница в 20 миллионов – это не гибель в бою, это запредельный геноцид мирного советского населения, блокада, кошмар концлагерей. Почему эта принципиальная «статистика» попала в общественное сознание так поздно, ведь историкам она была давно известна. Кто мешал? А «внезапность»? Через нее прошли почти все. Или японцы над Перл-Харбором предупредительные листовки перед бомбежкой разбрасывали? Но Рузвельта за вероломство врага никто растяпой не считает.

При Брежневе, вроде бы, очнулись, начали грандиозно увековечивать Победу, даже генералиссимуса вынули из выгребной ямы истории и пустили погулять по кинематографу. Помню, на премьере фильма «Освобождение» в 1968-м, зал, увидев на экране неторопливого вождя с трубкой, встал и хлопал так долго, что пришлось прервать показ. Но оставалось еще немало темных пятен на нашей «славе, купленной кровью». Их не спешили отмыть, а «мины мудрого умолчания» не торопились обезвредить, и они начали рваться с приходом «гласности».

Вы знаете, например, что надо было сделать в годы застоя, чтобы сегодня по улицам Киева не маршировали последыши дивизии СС «Галичина»? Ни за что не догадаетесь! Всего-навсего громогласно сказать правду: «Хатынь» сожгли каратели-бандеровцы. Но это тщательно скрывалось ради дружбы народов. По той же причине помалкивали о прибалтийском Холокосте, осуществленном руками местного населения, которое чуть позже, вместо того, чтоб каяться, стало самоотверженно бороться с «советской оккупацией» при помощи хорового пения.

Ладно, допустим, о запредельных зверствах румынских частей на советской земле не заикались ради единства Варшавского Договора, но о бесчинствах американских оккупантов в Германии, о миллионах изнасилованных ими немок по какой причине мы-то молчали? Из ложно понятой верности былому союзничеству? Ха-ха! Вот и получили. Теперь самим приходится тщетно доказывать, что красноармейцы никогда не были дикой ордой сексуальных извергов, с бычьим нахрапом покрывших несчастную Европу

В 1982 году меня, редактора газеты «Московский литератор», наказали, за публикацию стихов молодого поэта, упомянувшего штрафные батальоны. А надо было не наказывать – объяснять народу, что это были за части, зачем сформированы (кстати вслед за немцами)… А еще в начале 1980-х возникла странная дискуссия «о заёмной боли», мол, прилично ли нам, поэтам, родившимся в пятидесятых, писать о Великой войне, не примазываемся ли мы к чужой славе? Потом вдруг известный поэт-фронтовик обмолвился в стихах:

Ну что с того, что я там был,

Я все забыл, я все избыл…

«Правильно!» — похвалили его передовые кухонные умы. – Хватит кичиться «большой кровью», надо смотреть вперед!» Теперь дети тех «передовых кухонных умов» упрекают нас в «победобесии»…

А впереди был Горбачев – и развал страны. Ельцин – и утрата суверенитета, который чудовищной ценой отстояли в Великую Отечественную. Был самый сокрушительный удар по Победе наших отцов и дедов. Такой «антикатюшей», бьющей по своим, стал антисоветизм, принятый на вооружение властными недотепами, высокопарно именуемыми «политическим классом».

В 1995 году я опубликовал в «Труде» статью «Грешно плевать в Чудское озеро», где возмущался тем, как страна готовится к 50-летию Победы. Напомню, власть волновало одно: прилетит ли Клинтон в Москву или нет? А чтобы не огорчать его нашими фантомными имперскими амбициями, Парад впервые провели не на Красной Площади, а на Минском шоссе, возле Поклонной горы, которую предусмотрительно срыли наполовину, тоже, думаю, из приверженности общечеловеческим ценностям…

Думаете, сейчас все изменилось кардинально? Сомневаюсь… Сибирский мальчик, горюющий о мерзлявых немцах в окопах Сталинграда… Упреки, адресованные родителям-милитаристам, одевающих детей в праздничные фронтовые гимнастерочки… Наши собственные фильмы о дебила-политруках, самодурах-маршалах, упырях-смершевцах… А вы знаете, в чем главная вина Сталина, если верить нынешним документалистам? Ни за что не догадаетесь. Несчастная Аллилуева сделала из-за его неуемности столько абортов, что и вымолвить страшно! Вот оно как…

Уже Путин послал нам сигнал о неблагополучии — озаботился учебниками истории, неадекватно отражающими нашу роль в Великой войне… Наконец-то! Мы, нервные публицисты, пишем об этих пресловутых учебниках лет двадцать пять, едва к нам Сорос на постой заехал… Если уж равноудаленный отовсюду Кремль допекло, значит, плохи наши дела…

«Что делать?» – вопрос куда более сложный, чем вопрос: «Кто виноват?» Для начала долгожданного контрнаступления надо сознаться самими себе: Победу, почти проигранную «геополитическим партнерам» с краплеными картами, придется отвоевывать. Брать заново высотку за высоткой. Снова идти с боями от Москвы до Берлина. Про Вашингтон не говорю: его возьмут афроамериканцы, и мы еще распахнем гостеприимную Сибирь белым беженцам из Нового Света. Но уже сегодня надо приучать мировых хапуг к тому, что за каждое покушение на нашу историческую Победу они будут получать сдачи. Наотмашь! Иль мало нас? Иль за очередной снесенный в Европе памятник советским освободителям нам нечем ответить, кроме эфирными «ай-ай-ай» Маши Захаровой?

Бессмертный полк, друзья, – это только разведка боем.

А пока: «С праздником нашей Победы, соотечественники!»

Юрий Поляков, «Комсомольская правда»

 

Комментарии

  1. АватарО 1917 г

    Откройте учебник для 4 класса. Предмет ОКРУЖАЮЩИЙ МИР.
    Введено определение ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. Это о событиях 1917 года.

  2. АватарТочка зрения

    Даже мизерные государства, когда задевают их интересы, то сразу протестуют, делают заявления и пр.
    А у нас в МИДе никто внимания не хочет обращать на то, какой жуткой ложью поливают нашу многострадальную страну.

  3. Аватартюрик

    Прочёл и такое впечатление что типа писатель Поляков всю жизнь прожил в КНДР)

    1. АватарПенсионер из Тулы

      76 лет прошло как закончилась война с Германией. На Парад в честь Дня Победы приехал только Рахмон. Остальным (даже «Луке») уже хочется поскорее забыть о 2-й мировой войне — как забыли о какой-нибудь англо-бурской войне или о Столетней войне в Европе. Для моей внучки что Кутузов, что Суворов, что Жуков — какие-то военные, жившие очень давно. А фамилии Доватор, Буденный, Толбухин, Конев ей ни о чём не говорят (ей 17 лети учится неплохо). А следующее поколение точно будет путать войну с Гитлером, афганскую войну и войну с Наполеоном. Неинтересно это молодёжи и силой в их мозги не вколотишь. Неделю назад внучка удивилась, что 2-я мировая война началась в 1939 году и до июня 1941 года Германия и СССР были друзьями, вместе делили польские земли, вместе проводили парады, немецких лётчиков учили в СССР боевому мастерству. Ещё она удивилась тому, что брат прабабушки погиб на советско-финской войне в конце 1939 г. Так «выборочно» их учат в наших школах. И лет через 10-15 никто из тех молодых не поймёт — зачем каждый год устраивают парады 9 Мая. Наверное, так.

      1. АватарГость

        Х…й ты дед! Мои внучки в 8 лет знают кто такие Сталин, Жуков и Гастелло. Чтр такок Курская дуга и Сталинграл, блокада Ленинграда и оборона Брестской крепости. Бухай пореже, чаще внучкам книжки нормальные читай!

        1. АватарСмышлëныш

          Твои внучки будут тебя бояться..
          И на могилку не придут, старый ты дуралей!

  4. АватарГость

    Bcё меньше и меньше живых свидетелей не только войны но и граждан живших в СССР.Какими будут учебники истории в будущем-богу одному известно

Добавить комментарий