Войти   Регистрация

Живые деньги похоронного бизнеса

«Выставим дурачком ее второй раз и все»

Романа Милованова не стало 7 мая этого года. Он скоропостижно скончался в больнице имени Ваныкина. О смерти супруга Марие Миловановой сообщили около 6 часов утра. Примерно через три часа, рассказывает женщина, к ней в квартиру постучался ритуальный агент.

Девушка принесла свои соболезнования и «выкатила» прайс на услуги. Вскоре Милованова уже сидела в агентстве – это «Городская ритуальная служба №1» (ИП Яковлев) на пересечении улиц Гоголевская и Жуковского.

— Я не ожидала [что они приедут домой]. Понятно, что когда такое случается с родным человеком, ты находишься в шоке. И тут, когда приезжают, ты немножко растерян и согласен на все условия, — вспоминает женщина.

На то, чтобы проводить супруга в последний путь Милованова должна была заплатить 62 000 рублей. Почти половину – 30 000 рублей – женщина внесла в качестве предоплаты.

После, рассказывает Милованова, с нее попросили еще 32 000 рублей – за «подхоронение».

— Я спросила: «Почему так много?». Девушка мне сказала, что можно сбросить до 30 тысяч. Потом мне позвонили знакомые, сказали, что можно все организовать дешевле в другом агентстве, — продолжает Милованова.

Учитывая новую сумму и возможность потратить на похороны супруга меньше, женщина решила расторгнуть договор.

Агентство уже успело провести бальзамирование. Это 10 000 рублей. Остальную сумму, говорит женщина, ей обещали отдать через две недели. Занимался этим вопросом Алексей Гусейнов — генеральный директор «Городской ритуальной служба №1».

— Я обращалась уже в СМИ. Им он [Гусейнов] обещал выполнить любое решение Фемиды. Он мне звонил и говорил: «Вы на меня везде жалуетесь. Я вам настоятельно рекомендую этого не делать», — рассказывает Милованова.

Денег тулячка так и не дождалась. Обратилась в Роспотребнадзор. Далее был суд. Ответчиком выступил ИП Яковлев Артем Сергеевич.

За минусом бальзамирования, учитывая неустойку и моральный вред, Роспотребнадзор в пользу Миловановой просил взыскать с индивидуального предпринимателя сумму более 150 000 рублей. В сентябре суд удовлетворил требования надзорного органа и истца частично – 20 000 по договору, 20 000 рублей неустойки, 4 000 рублей морального вреда и 22 000 рублей штрафа за несоблюдение в добровольном прядке удовлетворения требований потребителя. Итого – 66 000 рублей.

В конце ноября решение суда вступило в законную силу. Денег Милованова так и не получила.

Найти контакты ответчика нам не удалось. Поэтому мы решили обратиться за комментарием к гендиректору «Городской ритуальной службы №1» Алексею Гусейнову. В момент визита он занимался очередным клиентом.

— Второй вариант: 20 тысяч мне давайте и никто к вам не придет. Лучше 20 тысяч заплатить, чем 200, — рассказывает о чем-то Гусейнов потерявшим близкого человека клиентам. После им предлагают венок, корзину и дают рекомендации.

Гусейнов заканчивает беседу и приглашает журналиста в кабинет. Заранее приносим свои извинения за всю грязь, но выкладываем диалог «без купюр».

— Я по поводу истории Марии Миловановой.

— Пошла она на х*й, так и скажи ей.

— В смысле?

— В прямом, е*т. Пусть на х*й идет.

— Да ладно, вы чего? Есть же решение суда.

— Ну и что? У нас ликвидировано предприятие. Нам вообще по*ую на нее.

— Разве так можно? Человек умер, она деньги отдала.

— Ну, это она тебе бабаски эти рассказывает. Она – чмо. Мы с чмо будем общаться как с чмо.

— А если без эмоций? Ваша позиция.

— Без эмоций наша позиция – она ничего не получит никогда в жизни.

— Почему?

— Потому. Это мое, принципиальное.

— А почему?

— Потому что. Она – чмо, я тебе объясняю.

— Вы понимаете, что я представитель СМИ?

— Ну я понял, че ты хочешь? Скажи, напиши «чмо». Сказали, что она чмо. Этого предприятия больше не существует, которое она… С 7 декабря ликвидировано.

— А почему ликвидировано?

— Потому что.

Диалог постоянно прерывают телефонные звонки. Гусейнов «решает вопросы». Претензии Марии Маловановой он в гробу видал.

— Вы же понимаете, что такими словами вы себя «закапываете»? Клиент обратился и денег не получил.

— Я себя не закопаю, поверь мне. Я нормально себя адекватно чувствую. У меня ряд положительных отзывов от клиентов.

— Ну, будет отрицательный. Конкретный.

— Пусть занимается, это ее право.

— Она же отдала деньги, почему ей не вернуть ее деньги?

— Решение суда есть? Пусть идет к судебным приставам и требует, чтобы судебные приставы взыскали с физлица сумму, которую ей присудили. Все по закону.

— Но такого ИП нет и соответственно…

— Оно ликвидировано и банкрот.

— Я понял вашу позицию. Тогда объясните, как через три часа после смерти появился агент.

— Она [агент] не появлялась. Она [Милованова] врет. Она сюда пришла, мы ее снимали на камеру. Она заключила договор. Она сделала незаконное захоронение на закрытом кладбище. Каким путем, не знаю.

— Ну, наверное, не она, а другие ритуальщики.

— Это она. Мы отказали ей в незаконном захоронении. Она решила преступить закон, другими путями какими-то пошла…

— Она говорит, что…

— Мне все равно, что она говорит. Ты будешь меня спрашивать, что она говорит или что я говорю? Что она говорит, мне неинтересно. Она врет полностью.

— В чем конкретно она врет?

— Во всем. Что к ней кто-то приехал. Такого не было. Она пришла сама и обратилась. Мы никогда ни к кому не приезжаем. Это первое. Она пришла с просьбой о помощи. Ей откликнулись. Потом услуги, за которые она заплатила, выполнены были.

— Это какие?

— Ей уже предоставили информацию какие услуги были выполнены. Было решение суда? Хорошо. Есть решение суда, принял суд такое решение, мы не против. Дальше последовательность ее действий – обращение к судебным приставам о взыскании средств. Какие проблемы? Что она еще хочет? Пообщаться? Я пошлю ее отсюда на х*р. Я с ней общаться не хочу. Она пошла по пути незаконному.

— Как незаконному, если есть решение суда? Вот закон. Я просто не понимаю, что незаконного она сделала?

— Ниче, пусть действует по закону. Ты-то что от меня услышать хочешь, я не пойму?

— Вот услышать хочу позицию.

— Ну, вот позиция моя.

— Ну, я понял, хорошо.

— Давай, счастливо.

— Счастливо.

— Хочет поиграться? Ну, давай поиграемся. Выставим дурачком ее второй раз и все. Здесь, кстати, больше этой организации нет. Это другая организация, чтоб ты понимал. А то ты будешь трубить сейчас, что такое-то ИП, а его нету.

— Ну, «Ритуальное агентство №1»…

— Нет, уже по-другому. Чтоб ты понимал, любая организация может назвать себя как угодно, согласно внутреннему приказу. Было ИП Яковлев, стало ИП Костюшин.

— Но руководителем вы были?

— Нет, конечно. Здесь руководитель по доверенности был всю жизнь.

— Формально же вы.

— Формально нет.

Трубить ни о чем мы, конечно, не собираемся. Лишь приводим факты и цитаты.

Полная версия: ИА «Тульские новости»

 

Комментарии

  1. Аватарсергей

    у нас в п.теплое ритуальщик миша амелин прямо из машины вытащил гроб и избил людей чтобы не брали заказ впредь и ничего его лрышуют бандиты и полиция свм этот пидораст миша из плавска

    1. АватарОбъективно

      Неужели реально такие картинки? Из каких 90-х мы ушли? В 90-е такого не было.

      1. Аватарпипец

        это ритуалка, а там всё под криминалом, с криминалом, за криминалом

        1. АватарАноним

          Не дай бог столкнуться, все гораздо хуже. Берегите себя, свое здоровье и врачей. Последующие процедуры гораздо дороже.

        2. АватарОбъективно

          Но никто раньше не мешал хоронить хоть самостоятельно — самому гроб сделать, вырыть могилу и т.п.

  2. АватарБред сивой кобылы

    — Но такого ИП нет и соответственно…

    — Оно ликвидировано и банкрот.
    ……………………………………………….

    Так «Ликвидировано» или «признано банкротом»?

    Мазовским корреспондентам перед тем как собираться репортаж делать, надо матчасть изучить..
    Ну или юриста с собой брать толкового?

  3. АватарИван Ротенбергович Петросян

    Городская ритуальная служба №1 — это конторка товарища Алексея Гусейнова, известного в своих узких проф. кругах как — Гусь. Ранее судимый за мошенничество. На каждом углу провозглашает, что является протеже высокого полицейского начальства, даже фамилии не стесняется озвучивать. Интересно, знают ли эти люди, что они друзья Лехи Гуся?
    Так вот, этот тип, один из самых одиозных «ритуальщиков» в городе.
    Более преступно и вседозволенно ведет себя, пожалуй, только товарищ Сычев, со своим «кривым» «Некрополем», «Осирисом», прикормленными людьми в администрации и прихвостнями, «решальщиками» на кладбищах, типа Олежки Засыпы, зам. директора МКУ «КСО» Федулова, бывшей директорши МКУ Жилиной, бывшего директора МКП Милованова, нынешним директором МКП Степановым, по кличке Шрек и прочие-прочие.
    Очень хочется, надеяться, что порядочные, если таковые остались, чиновники в администрации города, возьмутся, все-таки, за направление, отвечающее за реализацию политики в сфере похоронного дела в муниципалитете и наведут хоть какой-то порядок. Иначе всех нас ждут необратимые последствия и еще большая криминализация отрасли. Социальное напряжение в обществе очень велико и без этих «шалостей». Это уже матерая уголовщина. Люди все видят.
    Кстати, разоблачающие статьи по Сычеву и его «гоп-команде», присутствуют на данном ресурсе, называются «Кладбищенский спрут», в 4-х частях. Советую ознакомиться всем, узнаете много интересного. Читал, оторваться не мог и ждал продолжения, как детектив Агаты Кристи.
    Там можно смело, по материалам, формировать уголовные дела и, сразу, многотомные…
    Поменяли лишь директоров муниципального учреждения и предприятия, с помощью прокурорских, которые вовремя, кстати, отреагировали на материал и вынесли Главе, аж целое представление об устранении грубых нарушений.

    По моим данным, как заинтересованного в наведении порядка, лица и человека, который не желает столкнуться с беспределом «братвы», полученным в ходе переписки и передачи определенных сведений авторам разоблачительных статей (анонимную почту они указывали в первой части), в настоящее время формируется новый цикл материалов, еще более интересный, особенно для компетентных органов.

    Такого количества проблем, преступлений, нарушений и конфликтов в данной отрасли, как при «рулежке» Сычева — не было никогда. Пожалуй, даже низложенный Суханов и его «братки» на кладбище, вели себя цивилизованнее, что-ли. Что, конечно, не относится к г-ну Гусейнову, кстати, одному из выходцев-выкормышей, именно Олежки Суханова и бывшему сотруднику МКУ «КСО». Чего стоят только жесткие скандалы с ним, в бывшем Ленинском районе, где он, однажды, сотоварищи, умудрился перевернуть гроб с телом покойного, при захоронении, ввиду того, что с ним не согласовали и не отдали «дань» за участок под захоронение, на фиктивно закрытом кладбище. Все это есть в открытом доступе в Сети.
    Гусь, Сыч и прочие деятели — птичий рай для профессиональных, изучающих поведение и жизнедеятельность специфической фауны, орнитологов.
    Только, вот, орнитологи эти — должны быть непременно в погонах, с холодным сердцем и с чистыми руками.

Добавить комментарий