Войти   Регистрация

Доска в память о Пастернаке — всё дальше и дальше…

Она уже третий раз меняет место своего расположения

Летопись Тулы знает немало историй о путешествующих и исчезнувших памятниках и мемориальных досках. Вот одна из них, самая свеженькая.

За время своего существования памятная доска о пребывании в нашем городе Бориса Леонидовича Пастернака уже в третий раз меняет место своего расположения. Сначала она была установлена на фасаде дома N 54, который выходит на улицу Советскую. Затем ее перенесли за угол, на улицу Фр. Энгельса. И вот теперь она оказалась еще дальше — напротив трамвайной остановки.

Считаю это не правильным, Тула должна гордиться такими фактами своей биографии, а прятать их за углом.

Владимир Щербаков, ВКонтакте

 

Комментарии

  1. АватарОбъективно

    Тулу превратили в какое-то кладбище, продолжение мыльной горы. Чего только сквер с памятником Толстого стоит. На каждом доме черные доски. Ощущение, что какие-то люди при деньгах стремятся сделать из домов, где жили их родственники, могилы. Противно и страшно.
    Теперь о Пастернаке. Ну что ему Тула, что он Туле? Возьмите справочник союза писателей СССР и ставьте всем подряд мраморные доски. Достали, честное слово.

  2. АватарСмышлёныш

    «Ну что ему Тула, что он Туле?»..
    Ты убогий человечишко!
    Поэты — предмет гордости у любой нации, а их имена — обереги!

  3. АватарУчастковый

    «Роман, написанный поэтом». «Доктор» — самое дрянное произведение о гражданской войне в России. Хотя бы потрудился автор, сидя на тёплой подмосковной дачке в Переделкино, сначала сам о Сибири хоть что-нибудь прочесть: о географии, о жизни свободных крестьян, казаков, ссыльных, лесников и охотников — а в Сибири никогда не было крепостных — о климате и о погоде… Сегодня, когда в России нет политической цензуры, нет «железного занавеса», «Доктора» не взял бы ни один толстый журнал — именно из-за нижайшего художественного уровня самого текста. Нобелевская премия за этот «выдающийся» роман присуждена Пастернаку исключительно по политическим мотивам: враги СССР рассчитывали получить ещё одного диссидента, да только автор струсил — так и «не отвалил» за кордон.

Добавить комментарий