Войти   Регистрация

От девушки с веслом до байкера с кузькиной матерью

Гипс, хоть и не очень долговечный, но такой тёплый…

В советские годы многие тульские дворы и парки, стадионы и скверы украшали незамысловатые изваяния из относительно недолговечного материала. Период «гипсового соцреализма» завершается в наши дни.

Фото: из архива Владимира Щербакова

Воспитательное искусство

— Сегодня о том периоде в Туле напоминают всего пять чудом сохранившихся произведений,— краевед Владимир Щербаков загибает пальцы. — Это спортсмен с кубком на стадионе «Металлург», скульптура двух женщин с младенцами на территории больницы на ул. Чаплыгина, памятник «Встречающие» в бывшем сквере на ул. Металлургов, 5, и памятник теннисисту в Кировском поселке. Хотя нет, последний полтора года назад снесли. Значит, теперь их всего четыре…Автор изданий серии «Тула ушедшего века», исследователь творчества Владимира Высоцкого и истории тульского трамвая свою новую книгу «Гипсовый соцреализм в Туле» посвятил относительно недолгому историческому периоду. Так называемый сталинский ампир, существовавший в 30–50-е годы прошлого века, со свойственной ему помпезной величественностью фасадов зданий, породил и городскую скульптуру. Разного рода памятниками (как правило, типовыми и штамповавшимися для всего Союза) украшали, как теперь говорят, общественные пространства. Но не только и даже, наверное, не столько эстетика была главной задачей этого вида станкового искусства.

— В первую очередь эти скульптуры носили воспитательный характер и были призваны продемонстрировать советскому народу красоту и важность общественно полезного труда, занятий физкультурой и спортом,— говорит В. Щербаков.— Отсюда и основные темы памятников, существовавших в Туле. Среди них были скульптуры спортсменов, рабочих (в первую очередь горняков и металлургов), семейные композиции, памятники поэтам, детские скульптуры, изображавшие сценки из сказок или басен…

А начинался жанр со знаменитой девушки с веслом как олицетворения красоты советских спортсменок. Исполинская по меркам «дворовых» памятников восьмиметровая композиция скульптора Ивана Шадра (Иванова) из тонированного бетона была установлена в начале 30-х годов в московском Парке Горького.

Для городов поменьше и скульптуры были скромнее. Но сюжеты — всегда возвышенные. В так называемом Курином сквере в тульском Криволучье (на перекрёстке ул. М. Мазая и Приупской. В книге отдельная страница посвящена народным или уже не существующим топонимам), например, располагался памятник «Рабочий и учёный», олицетворяющий связь науки с производством. Удивительно, но этот сюжет вполне актуален для Тулы и сегодня!

А на месте нынешнего «белого дома» в 30-е годы прошлого века был разбит Пионерский сквер. Он был оформлен невероятно помпезно. При входе гостей встречали девочки, у одной из них в руках была книга, у другой — глобус, далее располагался фонтан со скульптурами баскетболистов в центре. Рядом — Доска почёта колхозов со скульптурными композициями и традиционной для того периода лепниной. Всё это просуществовало до середины шестидесятых, а в 1975 году на этом месте началось строительство нынешнего здания правительства Тульской области.

О них не писали газеты

— Об эстетической и художественной ценности произведений судить не берусь — оставляю это занятие специалистам-искусствоведам,— говорит автор «Гипсового соцреализма в Туле».— Да, большинство скульптур были типовыми (те же «Встречающие», помимо Тулы, до сих пор стоят в Донском и на станции Горбачёво), но даже и они украшали любое окружающее пространство, а материал, из которого они были сделаны,— гипс, хоть и не очень долговечный, но такой тёплый… Сейчас мы понимаем, что в этих работах ощущается особое обаяние…

История, как правило, не сохраняла имён авторов штампованных произведений. Но Владимиру Щербакову удалось установить некоторые из них: например, автором детских скульптур в Туле была Мария Прокофьева. Некоторые памятники целы по сей день: они установлены на территориях детских садов. Девочка с курами на ул. Н. Руднева, доктор Айболит на ул. Циолковского, мальчик с кроликами на ул. Шевченко и некоторые другие.

Восстановить историю большинства композиций не представляется возможным — об открытии этих памятников почти не писали газеты, о них нет информации ни в архивах, ни в музеях. При подготовке книги В. Щербаков практически не пользовался литературными источниками (это потому, что их почти нет), а основными информаторами для него выступали обычные люди — туляки, которые помнят скульптуры.

— Я даже не планировал издавать отдельную книгу об этих памятниках, но решил это сделать, когда понял, как это интересно и как много информации о них есть у людей, а главное — фотоматериалы, ведь туляки очень любили фотографироваться на фоне скульптур,— говорит Владимир Николаевич.— К сожалению, старые плёнки многие выкидывают, не осознавая их ценности, а ведь там могут быть уникальные кадры. У нас нет музея, который бы собирал эти свидетельства минувшей эпохи, а отдельные энтузиасты не всё и не всегда могут найти, да и обработать такой объём материала одному человеку не под силу…

Моё Нечерноземье

Старые фотографии и плёнки краевед разыскивает в том числе и на блошином рынке, где у него уже появились друзья по интересам — целая страница в книге посвящена благодарностям. Фотографий много, ракурсов тоже, да таких, что не всегда удаётся установить местоположение того или иного памятника. Помогают опять же люди, но другие: Владимир Щербаков публикует фотографии в соцсетях — и туляки узнают знакомые места, где жили они сами, их предки или прошло детство.

А теперь, когда вышла книга, заинтересованных стало еще больше — с помощью туляков автор готовит второй том рассказов о памятниках. В него войдут произведения более позднего времени: читатели узнают историю композиции «Моё Нечерноземье» (народное название «Байкер в парке»), скульптур Муз над драмтеатром, сталевара у Косогорского металлургического завода. А ещё прочтут о том, что в Туле существовали памятники Чехову, Горькому, Лермонтову, Салтыкову-Щедрину, а гипсовых Пушкиных было даже два. Эти работы отличались по стилю от соцреализма, но, по мнению В. Щербакова, служили делу украшения города ничуть не меньше. Работа над вторым томом продолжается. Автор исследования говорит:

— Отрадно, что сегодня возрождаются традиции городской скульптуры: читающие дети у библиотеки, мальчик у здания ТЮЗа, городовой в кремле, памятник семье на территории областного роддома, композиция «Тульское чаепитие»… Всё это оживляет городские улицы. Сегодня в любом садовом центре можно купить небольшую нехитрую фигуру из керамики и поставить её хоть у себя в огороде. Её художественная ценность, наверное, будет невелика, но я за любую красоту. Кстати, в советское время гипсовые скульптуры никогда не раскрашивались — это признак уже нашего времени. В Одоеве, к примеру, восстановили и раскрасили скульптуру женщины с ребёнком и назвали памятник «Кузя и мама» — теперь это один из главных туристических объектов старинного города…

Дмитрий Литвинов, «Молодой коммунар»

 

Комментарии

  1. Даль

    Сейчас бы была очень актуальна скульптура «Чиновник с веслом».
    Допускаю, что весло должно у него быть не в руке. Но это уже на усмотрение скульптора.

Добавить комментарий