Войти   Регистрация

«Тульский Петергоф» — это отсутствие фантазии

Ирина Глик: «Я мечтаю, чтобы Богородицк стал городом, в котором хотелось бы жить»

Дизайнер Ирина Глик хорошо известна московской публике как руководитель успешной дизайн-студии «Геометрия», создатель интерьеров модных ресторанов, одна из самых ярких бизнес-леди Москвы и активная мама пятерых детей. Но мало кто знает о том, что значительная часть ее жизни посвящена, в том числе, Богородицку — городу, где Ирина родилась, выросла и «ловила» первые лучи вдохновения, прогуливаясь по знаменитому болотовскому парку.

Вот уже на протяжении многих лет Ирина Глик является благотворителем значительной части проектов по благоустройству города. О том, сколько собственных средств и финансов она вкладывает в годной город, Ирина предпочитает не афишировать. Однако, признается: с популяризацией Богородицка и его исторического наследия в наши дни обстоит непросто. В этом интервью Ирина Глик любезно согласилась рассказать читателям блога «Летопись русской усадьбы» о своих планах по благоустройству города, истории своего счастливого детства в Богородицке и становлении в качестве дизайнера. Мы обсудили множество вопросов: о том, почему классический стиль всегда в моде, о том, какие болотовские тренды в ландшафтном дизайне популярны в наши дни, о том, в какой временной период Богородицк был оживленным и радостным городом и о многом другом.

Знают ли молодые российские ландшафтные дизайнеры имя Андрея Тимофеевича Болотова? Какие уголки болотовского парка и дворца Бобринских Ирина любит больше всего? В чем недостатки российской системы поддержки проектов, связанных с усадьбами? И, главное: каким Ирина Глик видит Богородицк после благоустройства Набережной, Горсада и основных туристических зон?

Друзья, если вы поддерживаете идеи благоустройства прекрасного города Богородицка и поддержать замечательного мецената Ирину Глик в ее непростом деле — сделайте пожалуйста репост этой записи.

Ирина, расскажите пожалуйста о своей семье и детстве, проведенном в Богородицке!

Я родилась и выросла в Богородицке. Жили мы на Графской стороне — это парковая часть левого берега Уперты и Городского пруда. Жили мы в своем доме с большим садом. Этот сад был удивительным и представлял собой причудливый микс огромных, посаженных, наверное, еще Болотовым дубов, фруктовых деревьев и маминых грядок. Я росла в большой и дружной семье: вместе с братом и сестрой. Мой папа, много лет проработав в сельском хозяйстве, показал себя хорошим управленцем и некоторое время возглавлял город. Я им очень горжусь, и особенно приятно мне осознавать, что многие жители Богородицка до сих пор вспоминают его работу добрым словом. Он был очень хозяйственный, ответственный и чуткий к чужим бедам и проблемам.

Обелиск в Церериной роще, 2018 год.

В каком примерно возрасте вы стали осознавать, что дворец Бобринских – это достопримечательность и когда он стал производить на вас первое впечатление?

Я даже не могу вот так четко идентифицировать этот момент. Можно сказать, что на территории дворцового парка прошло мое детство. В школу я ходила через Церерину Рощу, а в музыкальную школу — через сам парк. Он как будто бы всегда присутствовал в моей жизни.

Акварель А.Т. Болотова на выставке в ГИМ.

Здание музыкальной школы, 2018 год.

Как часто вы гуляли в дворцовом парке?

Каждый день! Я всегда восхищалась этим местом, и вообще — росла очень впечатлительным ребенком. Гуляя здесь, я любовалась деревьями, цветами, постоянно представляла, что могло происходить здесь в прошлом, придумывала различные истории. Я чувствовала красоту этого места по-детски непосредственно, но очень ярко. Я выросла в красоте. Она давала мне ощущение гармонии и дает его сейчас.

Болотовский парк, 2018 год.

Можно ли сказать, что детские и юношеские впечатления от красоты Богородицкого дворца, во многом, сформировали ваш вкус – как человека и как специалиста?

Наверное, это так. В парке я ощущала гармонию, которую я уже потом начала искать в своей профессии. Чувствовала искусно выстроенный баланс красоты здесь. Но это — не про какие-то конкретные знания и не про уроки. Это записывается на подкорке. И ты с этим растешь.

За что вы больше всего любите свой родной город?

За то, что у меня здесь было прекрасное детство. Он красивый. Я гордилась им и его историей. Чувствовала, что живу в уникальном городе. Я очень люблю наш дворец, наш парк, наш герб, на котором изображено 9 пучков чабреца. Помню, с каким особым трепетом мы относились к этому растению в детстве, собирали его, заваривали чай. Уже сейчас, имея собственный опыт родительства, я понимаю, что свое детство я провела в очень правильном месте.

Екатерина II в левой руке держит чабрец.

Какие еще достопримечательности, не считая дворца, вам дороги?

В какой-то степени, я ощущала себя деревенским жителем. Ведь большая часть города располагалась на правом берегу Уперты. А я же, в свою очередь, выросла на тихом левом берегу, с частным сектором и огромным парком. Центром города для меня, безусловно, был и остается дворец. Это уже сейчас я открыла для себя красивейшее здание бывшей типографии, думаю о том, как можно облагородить и использовать его. Ведь оно, как и сам дворец, сохранило свой неповторимый облик. В наши дни в Богородицке исторических построек сохранилось очень мало. В основном ценна его уникальная планировка и дворцово-парковый ансамбль.

Дворец, март 2018 года.

Могли бы вы представить в детстве, что через несколько десятилетий станете помогать Богородицку?

Нет. Кто об этом думает в детстве? Но когда в 90 –х город стал затухать и постепенно разрушаться, было очень грустно на это смотреть. Закрылись шахты, множество предприятий. Богородицк, как и многие маленькие периферийные города, столкнулся с острой нехваткой средств на поддержание инфраструктуры. Пешеходный мост, который соединял правую и левую части города, настолько обветшал, что с него просто-напросто сняли все доски. А большой городской пруд, любимое место отдыха горожан, стал постепенно зарастать и превращаться в болото .Но даже в эти трудные годы были предприняты попытки по расчистке пруда. Правда, не совсем удачные. Пруд долго стоял без воды , почистить смогли только маленькую часть примыкающую к плотине. А сама некогда красивая переливная плотина была заменена на стандартное, страшное сифонное сооружение, которое уже сейчас в полуаварийном состоянии.

Качели в горсаду до реставрации дворца. Источник: http://photoshare.ru/photo15299548.html

Особенно грустно воспринималось все это на контрасте с воспоминаниями детства. Ведь я застала, пожалуй, пик процветания Богородицка. «Сердцем» города был Горсад. Я помню, что здесь были потрясающие карусели, гиганские качели, домики с развлечениями, аренда лодочек. Сейчас, рассматривая эту территорию, я думаю: «Ну неужели столько всего могло здесь поместиться?». А ведь здесь была еще и дискотека, аллейки с лавочками и, конечно же, прекрасный летний театр со сценой. Сюда часто приезжали артисты, в том числе и столичные, рок-группы. Горсад любили все: и старички, и дети, и молодежь. В детстве мне казалось, что столица не где-то там, в Москве, а вот она, у нас, в Городском саду. А потом все исчезло…Наблюдая за печальными метаморфозами города, очень хотелось, чтобы все снова нормализовалось. И я стала постепенно задумываться, чем же я могу в этом помочь.

Вход в горсад. Источник: http://photoshare.ru/photo4325052.html

Расскажите о своей профессиональной карьере в области дизайна.

К своей карьере я подошла немного «сбоку», сперва получив филологическое образование. Но мне всегда нравилось создавать гармоничное пространство вокруг себя. Уже в детстве я пыталась мысленно и в действиях украшать интерьер, думала, какие аксессуары могут оживить дом, какие шторы повесить в гостиной. Кстати, в художественную школу в детстве я так и не пошла, хоть и мечтала об этом. Живя в Богородицке, я занималась в музыкальной и спортивной школах. Стало быть, «художка» стала бы третьей в списке моего дополнительного образования. Я записалась туда, очень тщательно готовилась, создавая какие-то работы. Меня взяли в школу. Но за обучение нужно было платить 9 рублей в месяц. Проанализировав все, мои родители мягко отказали мне в посещении художественной школы. Они аргументировали это тем, что не надо распыляться по трем направлениям. Конечно же, я не держу на них никакой обиды. Возможно, этот случай подтолкнул меня к мысли задуматься о художественном образовании позже. И вот уже 15 лет я тружусь на поприще интерьерного дизайна и архитектуры.

В те годы как вы оценивали Богородицкий дворец с точки зрения его визуального облика?

Я просто очень любила это место. Тогда я не была подкована с профессиональной точки зрения, чтобы полностью увидеть его художественную ценность. А еще, периодически у меня формировалось ощущение «второго дома» — во дворце. Я постоянно бывала там на школьных мероприятиях, даже принимала участие в театральных постановках по Шекспиру. До сих пор помню тот трепет, с которым я входила в этот огромный белоснежный зал. А когда поднималась на верхнюю смотровую площадку дворца, убеждалась в абсолютной гармонии мироздания (улыбается) – основные пять лучей городских улиц веером сходятся к оси дворца.

Белый зал во дворце.

Какой архитектурный стиль вам нравится больше всего?

Я, лично, не люблю сложных вещей. Мне важны гармония, свет, свободное движение энергии. Мне ближе экологичный минимализм или современная уютная классика. Ставить пробы на стилях — не совсем правильно. Это вопрос личностных приоритетов. Любой стиль имеет право на существование. И в зависимости от умения дизайнера и воли заказчика любой стиль может воплотиться как в красивом, так и в уродливом виде. Как, например, Богородицкий дворец — творение Старова. Он для меня является олицетворением благородной красоты и гениальности То, каким его создал архитектор, говорит о безусловном его таланте!

Сейчас в среде модных дизайнеров активно идут споры о том, чем является пресловутый «дворцовый» стиль: архаизмом или классикой? Какой позицией на этот счет придерживаетесь вы?

Классика! Ну какой же это архаизм? Другое дело, что такой стиль необходимо правильно «считывать». А для этого нужен определенный интеллектуальный багаж. Однако, не могу не отметить, что есть множество пошлых примеров современной интерпретации такого «классического» стиля. Это возникает от неумения дизайнера работать со стилем и нежелания заказчика прислушиваться к советам экспертов. Поэтому вокруг классического стиля и существует некий негативный флер. Мне нравится классика и я уверена, она всегда может быть и фоном для абсолютно современных решений: если в сложных вещах и деталях есть баланс, то это очень здорово!

Возвращаясь к Богородицку…Что вас, как дизайнера, больше всего вдохновляет во дворце Бобринских?

Любимый мною с детства Белый зал, фасады и грандиозная простота форм.

Дворец, 2018 год.

А можете ли вы назвать гениальным дизайнером того времени Андрея Тимофеевича Болотова?

Конечно же! Я считаю, что он — Гагарин ландшафтного дизайна! Мега-мозг! Агроном, архитектор, режиссер, воспитатель, экономист, инженер, писатель, издатель.. . Он — живое воплощение истины о том, что талантливый человек талантлив во всем. И при всем при этом это был человек с особым стержнем, неким ощущение внутренней порядочности и стремлением полностью отдаваться своему делу. Таких людей очень и очень мало. И именно с его уходом наступил период определенного заката в Богородицке, что тоже, весьма символично…

Рассматривая акварели Болотова, увидели ли вы для себя нечто такое, что у вас, как у современного специалиста вызвало бы эмоции «вот это да!»?

Разумеется, особенно после знакомства с выставкой «Монумент садов Богородицких…» в ГИМ! И особенно ярко я это осознала, когда увидела все акварели Болотова и его сына. По сути, он уже тогда занимался вещами, которые не теряют актуальности и в современном дизайне. Болотов делал удивительную вещь — он «лепил» многочисленные формы, без каких-то серьезных инструментов, ориентируясь на свой собственный вкус и чувство меры. Он выстраивал структуру восприятия этой красоты, искал самые красивые ракурсы на нее — делал все не только для внешней гармонии, но и для гостей парка, эти знаменитые видовые «сиделки» уникальны! Мои самые любимые акварели Болотова — те, где фигурируют его пруды, гроты и виды дворца с шикарной угловой лестницей.

Какие из болотовских идей вы могли бы легко рекомендовать нашим современникам применять в современном ландшафтном дизайне?

Я очень люблю саму идею пейзажных парков. И считаю, то, что Болотов решил отойти от регулярной схемы парка в сторону пейзажной — удачным решением. Мне кажется, что идти за природой — это правильно и сейчас, и было правильным в прошлом. Сейчас многим нашим паркам не хватает таких искусных и гармоничных сочетаний между природой, технологиями и развлечениями. Многие современные ландшафтники пытаются достичь такого эффекта и в наши дни. Но этому надо учиться. В первую очередь — у Болотова.

Как вы считаете, достаточно ли известно имя Болотова среди наших современников?

Совсем нет! Процент тех, кто знает Болотова и любит его, очень мал. Но среди поклонников его таланта много тех, кто с ним практически «сроднился». Пока я не совсем понимаю, почему имя Болотова сейчас не столь популярно. Часто в разговоре с ландшафтниками, я касаюсь темы Болотова. По идее, они просто не могут не знать, кто является самыми яркими фигурами в российском паркостроении. Но я вижу полное замешательство в глазах. И это грустно. Может быть, в российском менталитете он остался, в первую очередь, агрономом. Его имя незаслуженно предано забвению. Но, все-таки, он не совсем забыт.

А как, по-вашему, обстоят дела с известностью Богородицка в наши дни?

С этим обстоят дела еще хуже, чем с Болотовым. Мы должны признать, что сегодня Богородицк мало кому известен. Даже в своем регионе, Тульской области, он находится в тени самой Тулы , Ясной Поляны, Куликова Поля, и других, без сомнения — прекрасных и важных объектов. К тому же, богородчане — весьма скромные люди. Мы не умеем громко кричать о себе, даже если имеем уникальные достопримечательности. Конечно же, в городе есть активисты, хорошие и самоотверженные люди. Но популяризацию и туристический пиар должны брать на себя другие структуры. Они же должны вкладывать больше ресурсов в развитие инфраструктуры.

На дне сегодняшнего пруда, с архитектором Гораном Драгичевичем и строителями.

В каком году вы поддержали первый проект по благоустройству Богородицка? И что это был за проект?

Это был как раз тот пешеходный мост, 7 лет назад.

Новый мост, март 2018 года.

Старый мост. Источник: http://photoshare.ru/photo4324986.html

Почему вы предпочитаете не афишировать вашу меценатскую деятельность?

Наверное, ее нужно афишировать — как еще один способ привлечь внимание к Богородицку. Но пока у этой деятельности не очень много плодов, к сожалению. Но я жду действительно важного и значимого результата.

Самое важное, на ваш взгляд, начинание, которое вы поддержали в Богородицке – это что?

Сложный вопрос…Если в глобальном плане, то я мечтаю реализовать проект по восстановлению городских прудов и сделать так, чтобы город постепенно обрел вид, достойный своего статуса. В город должна вернуться правильная, «живая» энергия. Но а если мы говорим о более мелких деталях, то я, как правило, могу так заинтересовать своих собеседников Богородицком, что они приезжают в этот город.

Набережная, осень 2015 года.

Набережная, конец ноября 2018 года.

Вам нравится, когда ваш родной город называют «Тульским Петергофом»? Может быть, ему подошло какое-то другое определение?

Мне не нравится. Это дилетантский подход. Объективно говоря, между Богородицком и Петергофом никогда и не было ничего общего. Да, здесь жил потомок российской императрицы. Да, здесь был грандиозный парк с почти дворцовым размахом. Но «Тульский Петергоф» — это отсутствие фантазии. И наши попытки как -то заинтересовать читателя городом в эпоху «желтых заголовков». Я люблю название города, оно очень светлое, поэтичное.

Вид на дворец, март 2018 года.

Как часто вы бываете в Богородицке?

Из-за большой загруженности по работе, к сожалению, не так часто, как хотелось бы. Но летом я стараюсь приезжать к маме. Во время таких визитов я часто общаюсь с горожанами. Им очень нравится то, что город постепенно меняется. Подходят бабушки и дедушки. Благодарят. Уже за маленький кусочек реализованного проекта — благоустроенные дорожки горсада и части набережной. Увы, в прошлом году нас подвел подрядчик со скамейками и ограждениями. Но я очень надеюсь, что мы реализуем все задуманное.

Вы – счастливая мама пятерых детей. Как относятся ваши дети к Богородицку? Они любят здесь бывать вместе с вами?

Любят, но из-за ритма жизни тоже нечасто здесь бывают. Старшие дети частенько приезжали сюда на лето, когда были маленькие , гуляли по парку моими тропами. Моей главной задачей было — не отбить у них интерес к парку и музею. Смогла трехлетняя Маша пешком дойти до дворца и спокойно послушать экскурсию — хорошо, кто-то не смог — ничего страшного. Они чувствуют мою любовь к этому городу и «пропускают» ее через себя. Иногда это даже более наглядно, чем лекции и экскурсии. Тем более, они видят мою вовлеченность в проект благоустройства, радуются достижениям, расстраиваются, если переживаю я. В нашей семье любовь к стране и путешествиям прививается на познавательном уровне. Вот, например, наш старший сын уже несколько лет увлекается путешествиями по России, любит снимать достопримечательности. Он очень любит природу, как и мы.

Поддерживают ли ваши близкие ваши благотворительные проекты?

Поддерживают, как могут. Это очень сложный вид деятельности. Это не только «денег дала». Тебе приходится сталкиваться с равнодушием, принимать участие в государственных контрактах, зачастую убыточных из за системы торгов, общаться с чиновниками, которые не всегда бывают порядочными, строителями. И это — не всегда спокойное общение. Я говорю и себе и близким, что я делаю это ради родного города, что я не могу видеть всю эту разруху и хочу помочь. Но иногда все равно бывает сложно. Я переживаю — переживают и близкие. Очень важно, чтобы у подобных городских проектов была федеральная поддержка. Маленьким городам сложно самостоятельно тянуть такие глобальные задачи, как в нашем случае реконструкция прудов и всей инфраструктуры вокруг. У них просто банально нет человеческих и финансовых ресурсов. Вот за эти ресурсы и идет постоянная борьба. И я благодарна людям, которые мне в этом помогают.

Набережная в процессе мощения, справа Ирина Глик.

Каким вы видите Богородицк, скажем, через 20 лет?

Мы почистим пруды. Сделаем широкую набережную со спуском к воде и местами для отдыха. Организуем красивейшую аллею на пути к парку. Построим новую плотину со смотровыми площадками. Горсад снова будет полон жизни. У нас будет прекрасный театр и студия мультипликаторов, которые уже сейчас готовы развивать свое дело. Все будут хотеть у нас жить. В городе и рядом с ним будут целые поселения и коттеджные поселки, где будут жить интеллигентные и современные люди: айтишники, архитекторы, журналисты. У нас будут часто останавливаться поезда. А еще, у нас обязательно будет благоустроенный пляж и потрясающая рыбалка. Горожанам будет очень комфортно жить, а туристы будут наслаждаться многочисленными пешеходными маршрутами по нашим красотам. А может у нас будет и один из самых грандиозных в России театральных фестивалей! (прим- рассказывая об этом моя собеседница улыбается и будто бы смотрит на благоустроенный Богородицк своими глазами)

Хотели бы вы стать хозяйкой собственной усадьбы?

Мы с семьей живем за городом. Но не можем позволить себе размеренного образа жизни. Да что там говорить: в широком смысле этого слова, при нашем ритме, мы не являемся полноправными хозяевами собственной жизни. Особенно трудоголики. Но я с удовольствием иногда работаю в собственном саду. Мне близки все эти болотовские идеи и задумки. Я выросла на земле и мне очень не хватает творчества, связанного с природой. Если же речь идет о восстановлении именно старинной усадьбы, то для этого, мне кажется, нужно быть немного сумасшедшим. Нужно иметь с этой усадьбой личную историю. Ибо это совсем не про бизнес. Честно говоря, я думаю, что у нас в стране пока нет подходящих условий для собственников исторических зданий. Члены Ассоциации владельцев исторических усадеб полностью правы, пытаясь донести мысль о необходимости нулевых ставок для таких людей. Но я бы сказала, что энтузиастам, решившим заботиться о памятниках нашей истории нужно еще и доплачивать! Это огромная работа, которая нуждается в поддержке!

И, наконец, традиционный вопрос: есть ли будущее у русских дворцов и усадеб?

Если будет правильная государственная политика, то есть. Если этого не будет — то нет. Я часто читаю истории о тех замечательных людях, которые своими силами оберегают совсем проблемные объекты от неминуемой гибели. Их не слышат, не понимают, и не помогают даже с консервацией объекта. Это очень печально. Глядя на такие примеры, я начинаю даже корить себя за минуты отчаяния в решении некоторых вопросов с Богородицком. Но я верю в наших людей. Верю в то, что захотев спасти нашу историю мы однажды осуществим свои мечты!

deadokey
Оригинал записи

 

Комментарии

  1. богородчанин

    Все будут хотеть у нас жить. В городе и рядом с ним будут целые поселения и коттеджные поселки, где будут жить интеллигентные и современные люди: айтишники, архитекторы, журналисты.

    Градообразующие заводы давно похерены, шахты — тоже. Откуда деньги в местной казне? Даже налоговой нет. В местной администрации — соплежуи.

Добавить комментарий