Войти   Регистрация

Тульский ютубер «уделал» по числу подписчиков Дудя

У Димы Карпова на канале «Сыендук» больше четырех миллионов подписчиков

Фото: Ирина Смирнова для 66.ru

Почти на полмиллиона больше, чем у Дудя. Сыендук больше чем блогер или актер озвучки. Он – ютубер. Двадцатипятилетний парень исполнил мечту каждого школьника и превратил любовь к смешным роликам с YouTube в профессию. Он озвучивает сериалы «Гравити Фолз», «Рик и Морти», создает анимацию, рисует комиксы, путешествует и «пилит видео про то, что нравится». Спецкор 66.RU Ольга Татарникова поговорила с кумиром молодежи о массовых задержаниях на протестных митингах, смысле раннего брака и новых сериях «Простоквашино».

— Весной прошлого года ты сделал пародию на «Между нами тает лед» и посвятил ее школьникам, которые выходили на протест. Ролик заканчивается фразой «У страны есть надежда. Это вы». Что она значит?

— Я имел в виду, что растущее поколение — это наше будущее.

— А почему ты говоришь «вы», а не «мы»?

— И мы тоже. Это относится ко всей моей целевой аудитории. Школьники, восемнадцатилетние, студенты всегда были движущей силой в таких вопросах, если посмотреть на историю. Взрослое поколение уходит, а новое его заменяет. Так что будущее за моими ровесниками и всеми нами.

— А ты сам выходил на митинг?

— Да, 26 марта я ходил с друзьями на митинг в Туле (антикоррупционные митинги проходили по всей России после выхода фильма «Он вам не Димон», — прим. ред.). Это был мой первый и последний митинг, наверное. Он отнял слишком много времени и сил. На нем повязали наших друзей, но ничего страшного не произошло.

— Тебе не было страшно? В Екатеринбурге на митингах 9 сентября жестко задержали протестующих. Думаю, после этого они уже побоятся выходить.

— Лично мне не было страшно. Я считаю, что люди должны выражать свое мнение по поводу того, что происходит вокруг. Если повязали, то это же не на всю жизнь. Потом можно опять выходить на улицу.

— У тебя есть внутренняя самоцензура? То есть про что можно шутить, а про что нет.

— Как и любого человека, у меня есть внутренний стоп. Но это не самоцензура, а скорее мораль, которая не позволяет заходить слишком далеко. Да и зачем? Я никого не хочу оскорбить, я пилю видео про то, что мне самому нравится. Я не пытаюсь выползти на супермодных темах, не обсуждаю личную жизнь звезд, не сливаю тонны поноса на других ютуберов.

— Про религию и политику можно жестко шутить?

— Про религию можно шутить, лишь бы это никого не оскорбляло. А про политику люди даже должны шутить, потому что политики — это просто люди на работе.

— Когда заблокировали Telegram, ты нарисовал комикс, как Роскомнадзор, желая заблокировать все вокруг, случайно устроил ядерный взрыв. Этот пост один из самых расшаренных за последний год на твоей странице. Почему ты так редко поднимаешь такие темы?

— В тот момент у меня внутри закипело, я быстро сел и нарисовал. Такое происходит не так часто, как хотелось бы. А заставлять себя не хочется, потому что получится фальшиво.


— От чего у тебя еще бомбит?

— От того, что в России нет кранчи читос [острые кукурузные чипсы — «Bloha-Info»].

— Видела твой пост про Восьмое марта. Ты писал, что праздник извратили и превратили в день цветов и красоты и прочую чушь. Ты профеминист?

— Если можно так говорить. Я просто почитал, за что борются феминистки, и понял, что я с этим согласен. Это адекватная идеология, которой необходима поддержка. Я уверен, что нужно развивать идеи, которые связаны с эмпатией. Из самых банальных проблем — женщина не может спокойно пройтись по улице вечером, потому что боится, что ее изнасилуют.


— Ты сам понимаешь женские проблемы или жена тебе рассказывает, мол, мы живем в гребаном сексистском мире?

— Некоторые женщины тоже обвиняют жертв в том, что они одеваются слишком сексуально. Моя жена не ярая феминистка, но ее взгляды тоже совпадают с феминизмом, и мы иногда обсуждаем эти темы.

— Зачем жениться в 23 года?

— А зачем откладывать неизбежное?

— Ты веришь в институт брака? Для чего он нужен?

— Конечно, можно жить в гражданском браке, не заключая узы и не обмениваясь колечками. Но официальный брак дает привилегии на уровне закона. Дело в мелочах, которые могут стать очень важными. Это в основном связано со здоровьем.

— А тебе важно, где работать? Никогда не хотел уехать из России?

— Для моей работы место особой роли не играет. Сейчас я переехал из родной Тулы в Санкт-Петербург, потому что там много единомышленников. Мне нравится путешествовать, смотреть, как за границей все устроено, и делать так, чтобы на родине было еще лучше. Мне хочется изменить действительность вокруг себя. Я продолжаю доказывать себе, что все реализуемо. Раньше я и подумать не мог, что вживую потусуюсь с Алексом Хиршем, создателем «Гравити Фолз», или смогу поехать в Японию или США. Моя история — это не история везения, а рассказ про то, что нужно впахивать и не забрасывать свои цели.

Полная версия: Ольга Татарникова, 66.RU

 

Комментарии

Добавить комментарий