Войти   Регистрация

Праздник надежды

Вчера Зюганов напомнил Медведеву и Путину о «детях войны». О каких-то им выплатах. О самих ветеранах уже не говорят. Там, вроде, всё сделали. Ветеранов исчезающе мало уже. Самым молодым из них — под девяносто.

Оно и понятно. Нам-то самим — около полтинника уже всем. Нашему поколению. Друзьям, знакомым. Кому и под шестьдесят. А кого уже и нет. Вымираем тоже.

И сейчас осознаешь — что мы-то сами: внуки войны. Для нас «Спасибо деду за Победу» — это не удачный слоган. А просто правда жизни. Естественное состояние. У меня дед воевал. И один его брат — воевал. И другой. Нас окружали ветераны. Тогда совсем ещё не старые. Наши отцы служили в армии, а все их офицеры того времени, что называется, прошли. В институтах нас учили ветераны. И какая-нибудь бабушка, которая принимала у тебя пальто в гардеробе, вполне могла оказаться санитаркой, которая на себе вынесла кучу бойцов. Или летчицей (чего такого?). Или просто человеком, точившим с утра до вечера всю войну снаряды.

Поколение, которое читало нам сказки, баловало нас и спорило по этому поводу с нашими родителями, просто всё сплошь прошло сквозь ту войну. Не было иного выбора. Хотел ты или не хотел. Ты или побеждаешь, или конец. Сталин, не Сталин, коммунизм или нет, — цивилизаторы пришли убивать лично тебя, твою семью, твою страну. И много в том, кстати, преуспели.

В моей огромной семье есть все. Весь ряд. Блокадники, пережившие и не пережившие. Простые красноармейцы, дошедшие и нет. Военноначальники. Те, для кого война закончилась девятого мая, и те, кто воевал ещё долго на Западной Украине с теми, чьими именами сегодня называют улицы в Киеве. Побывавшие в оккупации и побывавшие в плену. Жившие тогда, работавшие тогда, рожавшие тогда.

Странны эти парадоксы времени. В молодости на девятое не было никакого особого пафоса. Над войной уже шутили. Уже можно было, и не выглядело дико. Смеясь, расставались со своим прошлым. Потому что была глубокая внутренняя уверенность — это в прошлом. Навсегда. Никому в голову не придёт повторить это безумие. Никто вокруг не верил в новую мировую, несмотря на грозные газетные заголовки. Вьетнам, Афганистан — это да, но не мировая. Американцы, может, и копали там у себя бункеры, а у нас на уроках гражданской обороны зевали и от безделья писали стишки «Не ходите, дети, в эпицентр гулять. В эпицентре гадко, дядек злых остатки — будут вас пугать, будут заражать». Скатертью, скатертью хлорциан стелется…

Но прошло ещё двадцать лет, и немецкие самолеты опять бомбили Белград. Вот именно участие немцев в этой операции меня, помню, тогда поразило больше всего. Немецкие самолеты опять бомбили европейскую столицу.

Сегодня о большой войне говорят постоянно. Не только у нас, но и у них. Поэтому так важен сегодня этот праздник. Это праздник надежды. Девятого мая сорок второго трудно было верить в девятое мая сорок пятого. Но верили, ждали и надеялись. Теперь надеемся, что парад — не просто парад. Не просто память. Что там посмотрят и подумают: может, ну его?

Сегодня радуешься, когда за окном летают Сушки — их у нас на Чкалова делают. «Наши летят». Сегодня понимаешь, что таких ровно людей, как ты, каждый день обстреливают в Донецке, каждый день там кто-нибудь погибает.

Всё очень близко. В западной прессе постоянно уравнивают нас с нацистами, отбеливают нацистов, нацисты уже ходят по улицам городов нашей бывшей страны.

Действие прививки, увы, закончилось.

И Девятое мая — это теперь ещё один источник нашей силы, нашей консолидации. Теперь это не только дань памяти тем, кто победил, но и постоянное напоминание нам самим о том, чьими детьми мы являемся.

С Днем Победы, дорогие мои. Пусть ни нам, ни нашим детям больше никогда не придется проходить полмира до новой победы. Но если придется, то уж пусть мы пройдем.

facebook Ольги Туханиной

 

Комментарии

    1. Даль

      Увы, батенька, нас не спросят. Если начнётся всерьёз — повестка — сутки на сборы — маршевые колонны — окопы. А гниды отсидятся в тылу. Как всегда в общем.

Добавить комментарий