Войти   Регистрация

Как это делалось в Туле

Похоже, что манипуляция с «прикреплянтами» на президентских выборах вышла её устроителям боком

Сознательные граждане, приехавшие отдать свой гражданский долг в Тулу, прятались под сиденья, когда их пытались сфотографировать

Выборы 18 марта 2018 года отличались от всех предыдущих количеством лиц, голосовавших не по прописке, а по месту нахождения. Этой возможностью воспользовались более 5 млн человек. Для сравнения: на думских выборах в 2003 году тех, кто голосовал по открепительным талонам, было всего 570 тысяч.

В ЦИК утверждали, что процедура открепления в этот раз значительно упрощена. Для того чтобы проголосовать на удобном участке, нужно было подать заявление в МФЦ. А в последнюю неделю перед выборами — идти с аналогичным заявлением на свой избирательный участок. В первом случае избирателя вносили в списки, которые спускали из ТИК на участок, к которому он прикреплялся. Во втором случае избирателю выдавали талон со специальной маркой, которую затем вклеивали в список голосующих.

Я не ставлю под сомнение наличие множества добросовестных граждан, которые без всякого понуждения захотели проголосовать по месту пребывания. Однако массовость явления и концентрация «прикреплянтов» на отдельных УИКах (из 97 283 участков на 17 000 УИК прикрепились более сотни человек, при среднем числе 745 действительных голосов на участках и медианном — 675) оказались совершенно невероятными. Внезапной радикальной политизации 15% населения, которое оторвалось от дивана, чтобы сходить за открепительным (пусть и в находящийся рядом МФЦ), в стране не наблюдалось. Массовое прикрепление теоретически возможно лишь в студенческих городках, но в России нет 17 000 студенческих городков.

Список, по которому голосуют «прикреплянты» (также называемые не вполне благозвучно «местонахами»), лежит отдельно от обычных заранее составленных списков избирателей. Мне посчастливилось лично познакомиться с голосующими по такому списку 18 марта, когда я был наблюдателем на участке в Туле. Они заходили на участок, как китайцы в анекдоте: маленькими группами по 100–150 человек. На вопросы отвечали путано: мол, приехали из Наро-Фоминска на небольшую экскурсию по Туле, скоро уедут обратно, а ехали, чтобы пряники и самовары посмотреть. Что ехать несколько часов в каждую сторону и пару часов пришлось постоять в очереди на участке, чтобы выразить свой гражданский долг, — так это ничего. Выследив, куда возвращаются «прикреплянты», я попал к автобусу с надписью «Град. Домостроительный комбинат» с подмосковными номерами. Был и аналогичный автобус с рязанскими «прикреплянтами». В обоих случаях эти сознательные граждане, приехавшие отдать свой гражданский долг в Тулу, прятались под сиденья, когда я пытался их сфотографировать.

К концу дня практически все граждане, внесенные в дополнительные списки на моем тульском участке, проголосовали. Их количество составило примерно треть (!) от всех избирателей. За весь мой предшествующий опыт наблюдений с 2011 года я ни разу не сталкивался с тем, чтобы на участке проголосовали по открепительным талонам более трех человек. И обычно такими людьми оказывались исключительно сами члены УИК.

Почему подобное массовое организованное голосование «местонахов» сигнализирует о нарушении закона? Потому что потратить выходной день на бессмысленные покатушки можно либо под давлением (увольнение, отчисление), либо за вознаграждение. И то, и другое — грубое вмешательство в свободное волеизъявление избирателей.

Напомню, что один из вариантов старой ненадежной фальсификации типа «карусель» предполагал, что избиратель получает бюллетень, выносит его с участка, там куратор ставит галочку, а возвращается бюллетень на участок уже в руках другого «карусельщика». Тем самым осуществлялся контроль голосования именно за нужного кандидата. В условиях роста наблюдательской активности осуществлять такие схемы стало уж слишком накладно.

В 2018 году мы видим совершенно иной тренд. На тех участках, где «прикреплянтов» практически не было, за альтернативных кандидатов проголосовало около 12% избирателей (т.е. Путин получил 88%). А там, где на участках прикрепилось по 30%, обнаружилось более 25% избирателей, отдавших голоса за других кандидатов.

Иными словами, аномально высокая доля избирателей, прикрепившихся к конкретному участку (как мы предполагаем, не вполне добровольно), вела к росту «протестного» голосования на этом участке. Избиратель, которого загнали на участки, показал властям электоральную фигу…

Полная версия: Андрей Заякин, «Новая газета»

Наговаривают, однако, на организаторов выборов. Понятно же, что жители Наро-Фоминска и Рязани, например, всю сознательную жизни мечтали о том, чтобы проголосовать на президентских выборах именно в Туле.

 

Комментарии

  1. Анатолий

    Автор пишет, что был наблюдателем… Интересно, на каком участке? Что-то он трусливо об этом умалчивает и сей факт наводит на нехорошие мысли.

  2. Гв.ОСТЬ.

    После 18 .00 , когда явка по всем каналам СМИ доходила до 52 % , вдруг , каким то волшебным образом к 20.00 достигла 76 %. Чудеса а ! Но из 52 % обслуга ( полиция , прокурорские , СК , МЧС , АРМИЯ , чиновники и служащие и Т.Д. ) и их семьи , это где то около 35 %. Так что в любом случае путин.

  3. кялут

    Погуглил, ху из Андрей Заякин, написавший статью, и что-то с трудом верится, что человек, проживающий и работающий в Испании, приедет наблюдателем, причем именно в Тулу.

    1. гость

      Будете вякать, Виктор Т лично о Вас настрочит расследование листов на 5 с графиками и таблицами.

    2. поллитртехнолог

      Цифры по численности «открепившихся» не только проживающим в Испании доступны. Не поверите — всем.

    3. Victor T

      Да, трудно поверить, что кто-то добровольно приезжает из Испании за свой счет, чтобы бороться с фальсификациями;)
      В то время как многие другие даже за бюджетный счет не хотят работать честно.

  4. Аноним

    Кто-то верит, что выборы прошли честно? И что Пу победил с заявленным результатом?

Добавить комментарий